Чувашская Республика
Регион не найден
Версия для слабовидящих

Пресс-конференция Владимира Путина (стенограмма, часть 3)

20 декабря 2013, 10:58

ВОПРОС: Добрый день, агентство Reuters, Алексей Анищук.

Владимир Владимирович, у меня два коротких вопроса, они по одной теме, но я их, с Вашего позволения, разделю. Это тема прав человека. В ближайшие дни, как ожидается, по амнистии освободятся две участницы группы Pussy Riot, которые, по Вашему меткому выражению, «схлопотали двушечку» некоторое время назад. Сейчас государство их выпускает, не дожидаясь, когда истечёт та самая «двушечка». Значит ли это, что государство в Вашем лице считает, что наказание было, может быть, чрезмерным за тот поступок, который они сделали?

И вопрос такой общий: Вам лично никогда не было этих двух молодых девушек жалко – например, как отцу двух дочерей сходного с ними возраста?

В.ПУТИН: Мне их жалко не за то, что они оказались в местах лишения свободы, хотя ничего хорошего в этом нет. Мне жалко было, что они дошли до такого состояния, что начали такой эпатаж – на мой взгляд, унижающий достоинство женщин. Для того чтобы выделиться и как-то пропиарить себя, они перешли всякие границы. Но суд принял решение об их наказании не за это, а за другие действия. И это не пересмотр решения суда – это общее решение, связанное с амнистией, под которую они попадают.

Это не связано ни с «Гринпис», ни с этой группой. Это, как я уже говорил, во-первых, не моё решение, а решение Государственной Думы, всё-таки не будем об этом забывать. А во-вторых, это решение, связанное с гуманизацией нашей уголовной политики и в связи с 20-летием Конституции.

А.ТУМАНОВ: Владимир Владимирович, мне грех жаловаться на невнимание Президента. Это уже седьмой раз, когда мы с Вами беседуем. А проблема-то одна, и проблема достаточно плёвая. После последней пресс-конференции мы добились поручения Президента, даже подпись есть настоящая. Я с этим поручением бегал по министерствам, по ведомствам, а все министры, замы говорят: «Да нам это поручение в принципе не указ, мы его исполнять не будем».

В.ПУТИН: Кто конкретно так сказал?

А.ТУМАНОВ: Все министры, кроме Министра МЧС. Министр МЧС сказал: «Я с удовольствием, я готов подключиться в любой момент».

В.ПУТИН: Тем более что не имею к этому никакого отношения.

А.ТУМАНОВ: Нет, пожарная безопасность на дачах. Это очень-очень страшно.

В.ПУТИН: Кто конкретно сказал, что не будет исполнять поручение?

А.ТУМАНОВ: Минрегионразвития.

В.ПУТИН: То есть тот министр, которого уже нет, да?

А.ТУМАНОВ: Я Вам могу перечислить отдельно всех министров поимённо.

В.ПУТИН: Зачем отдельно, сейчас говорите.

А.ТУМАНОВ: Я, кстати, предупреждал.

В.ПУТИН: Пусть дурь каждого видна будет перед всем миром.

А.ТУМАНОВ: Так вот, Владимир Владимирович, Вам не обидно, когда Ваши поручения не исполняются? Причём, смотрите, уже не первый раз мы об этом говорим за столько лет. В принципе, ещё раз, вопрос плёвый. Если мы на дачах не наведём порядок, мы сельское хозяйство не поднимем, там всё гораздо сложнее.

В.ПУТИН: Мы их дожмём с Вами, дожмём.

А.ТУМАНОВ: Как?

В.ПУТИН: С помощью трёх методов. Я Вам потом скажу, что это за методы.

А.ТУМАНОВ: Потом лично скажете?

В.ПУТИН: Лично.

А.ТУМАНОВ: Тогда меня запишите на приём.

В.ПУТИН: Запишем.

А.ТУМАНОВ: Пользуясь случаем, хотел ещё сказать, что поднимался вопрос по средствам массовой информации. Я думаю, если так дальше дело пойдёт, на следующий год здесь будет половина печатных СМИ, к сожалению. Остальные закроются.

Спасибо.

В.ПУТИН: Будем помогать.

ВОПРОС: Здравствуйте, меня зовут Елена Колебакина, деловая электронная газета Татарстана «Бизнес online».

Владимир Владимирович, какие выводы были сделаны после авиакатастрофы в Казани? Скажется ли этот случай как-то на развитии отечественного авиапрома?

Дмитрий Медведев, выступая по телевидению, в интервью телеканалу заявил, что это какой-то странный случай, упомянул некий доклад вскользь. Ваше мнение с ним совпадает? И что это может быть за доклад? Вы его читали?

В.ПУТИН: Нет, я пока не читал этих докладов. Случай ужасный, катастрофа ужасная, столько людей погибло. И конечно, нужно принимать дополнительные решения, обеспечивающие безопасность пассажиров. Эти решения приняты.

Может быть, не всё ещё, это касается в том числе и подготовки лётного состава, допуска на наш рынок иностранных специалистов. Всё это, конечно, нужно делать очень аккуратно, не подрывая рынок труда в этом важнейшем сегменте. Я знаю позицию профсоюзов по этому вопросу. Но и они вынуждены, мне кажется, будут согласиться с тем, что мы вынуждены некоторые решения принимать, это связано с подготовкой кадров, это связано с обновлением парка.

Кстати, в данном случае парк здесь ни при чём. Но нам нужно развивать, расширять парк собственных воздушных судов в наших компаниях-перевозчиках. И конечно, нужно наводить просто элементарный порядок в частных авиационных компаниях, связанный с отдыхом пилотов, с их проверками на профессиональную пригодность, с проверкой воздушных судов. Здесь некоторые вещи просто носят элементарный характер. Эта региональная компания в целом работала нормально, были, правда, претензии, но на них вовремя не обращали внимания. Я очень рассчитываю на то, что авиационные власти и правительственные структуры, в том числе Минтранс, сделают очень серьёзные выводы после этой катастрофы.

Пожалуйста, прошу Вас. «Порт Ванино» у Вас было написано.

ВОПРОС: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Седых Татьяна, редактор газеты «Моё побережье», посёлок Ванино, Хабаровский край.

Давно очень хотела принять участие в пресс-конференции, но слишком дорогой проезд сюда. Чтобы сюда приехать, заплатила две свои пенсии, но хочу помочь своим землякам.

Вы знаете, сейчас много говорили и о БАМе, и о Дальнем Востоке. Порт Ванино – это Дальний Восток, как раз то место, куда везут уголь, о котором сейчас тоже говорили. Правда, при этом не спросили, нужен ли уголь в таком количестве жителям Ванинского района. Экология, конечно, оставляет желать лучшего.

Хочу задать вопрос. Порт Ванино, вернее, акционерное общество «Ванинский морской торговый порт», недавно поменял собственника. К сожалению, после этого сотни людей оказались за воротами, произошло сокращение.

В.ПУТИН: А кто приобрёл?

Т.СЕДЫХ: «Мечел».

В.ПУТИН: Тоже энергетическая компания.

Т.СЕДЫХ: Да. Люди лишились работы, а у нас посёлок, небольшой район.

Сейчас в очень тяжёлом положении находится предприятие «Аркаим». Прежде оно занималось просто лесозаготовкой, а где-то года три занимается лесообработкой, построили завод. В настоящее время Вам, в Ваш адрес в интернете, в адрес губернатора Хабаровского края отправлено письмо от сотрудников «Аркаима». Люди выходили на митинги, они голодают, голодают их дети. В обращении к Вам сказано о многомесячной невыплате заработной платы, и фактически предприятие на грани остановки.

Много говорится о том, что люди с Дальнего Востока уезжают, но есть и те, кто там остаётся, работает и хочет работать, но их лишают возможности заработать, возможности растить и воспитывать детей.

Как Вы смотрите на это? Может ли таким предприятиям, которые пытаются что-то развить, сделать, дать рабочие места, помочь государство?

В.ПУТИН: А в чём у них проблема? Чем занимается это предприятие?

Т.СЕДЫХ: Они раньше просто заготавливали лес и отправляли сырьё за рубеж. Потом пытались внедрить такую программу, чтобы лес оставался в стране, заниматься лесообработкой. Руководитель предприятия построил завод, но, к сожалению, видимо, оказалось, что это нерентабельно. Когда я сюда ехала, я ехала в вагоне, как раз выезжала очередная вахта с этого предприятия. Ехали ребята с вахты, и они рассказали, что когда построили завод, сразу завод как ярмо потянул их на дно, сразу же у них не оказалось оборотных средств, что-то в этом духе. Есть ли возможность у государства поддержать этих людей, потому что без работы могут оказаться почти 3 тысячи человек.

У меня ещё один вопрос.

В.ПУТИН: Пожалуйста.

Т.СЕДЫХ: Вопрос касается того, как работает правоохранительная система у нас как раз в Хабаровском крае, в частности в Ванинском районе.

Вы знаете, о том, в каких условиях мне приходится выпускать газету, как-то написала «Комсомольская правда». И после этого мне стали поступать письма со всей России. Один человек прислал письмо. Я даже взяла конверт, чтобы Вам показать без передачи, потому что Ваша служба безопасности очень зорко за этим смотрит, сказали: «Ни в коем случае не посылать». Кстати, забрали у меня костыли. Без костылей мне сложно, поэтому я сидя Вам задаю вопрос. Костыли забрали, сказали, что костылём можно ударить.

Сейчас я подняла на костыле надпись «Порт Ванино», мне намекнули, что я могу лишиться, вообще больше не получу аккредитацию. Вот в таком духе.

И вот на конверте написано: «Станица Кущёвская, порт Ванино, Хабаровский край. Получить Седых Татьяне». Как ни странно, письмо дошло. Понимаете?

В.ПУТИН: Вы откройте его, конверт.

Т.СЕДЫХ: Вот конверт.

В.ПУТИН: Открывайте его.

Т.СЕДЫХ: Зачем? Это письмо адресовано было мне, оно личное.

В.ПУТИН: А Вы хотели мне его передать?

Т.СЕДЫХ: Нет. Я хотела сказать, что вот такой адрес: «Станица Кущёвская, порт Ванино». И письмо дошло. Письмо о том, как у нас работают правоохранители, как люди относятся, вообще понимают работу правоохранительной системы, доверяют ли они.

В.ПУТИН: Я не понимаю вопрос.

Т.СЕДЫХ: Я сейчас Вам объясню. Получается так, что длительное время почему-то посты, например, начальника Ванинского линейного отдела на транспорте, транспортной прокуратуры занимают люди, наверное, десятками лет одни и те же. До такой степени доходит, что в редакцию обращаются сами полицейские или сотрудники наркоконтроля, которые говорят, что у них фактически между транспортными полицейскими и наркоконтролем идёт скрытая война. То есть они борются за территорию надзора, где проверяют пассажиров на наркотики, кто кого вперёд отгонит, кто кого допустит на эту территорию или не допустит. Мало того, что даже руководитель Ванинского линейного отдела полиции полковник Гасанов может разборку учинить прямо на вокзале, на железнодорожном вокзале, с сотрудником наркоконтроля. И ничего, всё сходит с рук. У нас получается так, что эти люди – как цари, для них их служба становится вотчиной, они не для людей стараются, а работают уже для себя.

Извините, я волнуюсь, но это всё наболело, и ещё попытки Вашей службы безопасности помешать мне задать вопрос. Я думаю, раз нас сюда допустили, то, наверное, нам должны доверять, а не пытаться что-то доказать и прятать те же костыли, чтобы я не могла встать.

Знаете, у нас небольшой бюджет в посёлке Ванино, даже, например, не могут построить игровой центр за счёт бюджета для детей. Но у нас произошёл такой случай, что по распоряжению главы района были закуплены для поселковых котельных дизели. В результате спустя время оказалось, что эти дизели – фактически металлолом, которому 20–30 лет. Договор был подписан, а на следующий день деньги полностью были уже перечислены. После того как бывший глава района проиграл выборы, это всё вскрылось. Сейчас, спустя годы, мы не можем добиться, хотя неоднократно посылали и в Ваш адрес, но, видимо, Вы наши письма не читаете, и в адрес Генеральной прокуратуры, и в полицию обращались, никто почему-то никак не может решить этот вопрос, чтобы деньги были возвращены. Даже не могут найти того поставщика, который эти дизели поставил. А прокуратура, которая не может этот вопрос решить, требует от главы района и посёлка, чтобы купили новый дизель, за который надо заплатить уже 13 миллионов. Без этого резервного дизеля не может работать центральная котельная.

Как я могла, объяснила. Спасибо, чтобы выслушали. Может быть, эти вопросы услышат такие руководители, как Колокольцев и Бастрыкин, и что-то решат.

А насчёт того, оставаться людям на Дальнем Востоке или нет – наверное, нужно подумать, чтобы создавать им человеческие условия для жизни.

Спасибо.

В.ПУТИН: Да, это правильно. Это очень серьёзный набор вопросов.

Первое. Прошу Вас не обижаться на службу безопасности, она исходит из многолетней и международной практики. Есть определённые правила, которые соблюдаются во всех странах мира, в том числе и у нас, но нам это не мешает с Вами коммуницировать. И я очень благодарен Вам за те вопросы, которые Вы задали, и за то, что Вы приехали.

Есть проблемы, именно поэтому я сосредоточил внимание на развитии Дальнего Востока и Восточной Сибири в последнем Послании. Как Вы знаете, у нас существует программа развития Дальнего Востока, там, по-моему, я уже упоминал эту цифру, находится 345 миллиардов денег. И важно, чтобы их эффективно использовали.

Что касается закупок. Надеюсь, Вы слышали, что у нас с 1 января следующего года должен вступить в силу новый закон, который регулирует закупки подобного рода, в том числе на государственном уровне. Очень рассчитываю на то, что он будет работать более эффективно, чем прежний известный 94-й закон, когда возможность демпинговать на конкурсах да?

Общественная приемная